karelia.jpgkolumbia.jpgpooserie.jpgsahara.jpgsayany.jpgudombaj.jpg

Поющая Гора

Поющей Горой или Поющим Барханом называется огромный песчаный холм, который имеет длину более 3 километров и 180 метров в высоту. Бархан расположен на правом берегу реки Или в коридоре между гребнями Джунгарского АлатауБольшого и Малого Калканов на территории национального парка Алтын-Эмель в Алматинской области Казахстана, в 182 км к северо-востоку от Алма-Аты. Поющие пески с глубокой древности вызывали множество народных суеверий. В дошедших до наших дней легендах пение песков объяснялось деятельностью духов пустыни, фантастических животных, звучанием колоколов погребённых городов, мощными, бушевавшими под землёй реками и многими другими необыкновенными причинами.

Поющая Гора – это наиболее мистическое место Казахстана. Среди песчаных барханов – он настоящий великан. Временами здесь возникает глубокий гул высокой вибрации, который очень похож на гул реактивного двигателя. Звук слышен на расстоянии в несколько километров, и со временем начинает нарастать, вызывая вибрацию земли. До сегодняшнего дня ещё не выяснили, откуда и когда выросла эта гора посреди степи. Одни учёные считают, что холм образовался ветром, который нанёс песок с речной долины. Дескать, в данной части долины реки Или (между Калканами и горами Богуты и Сюгаты) дует сильный ветер, который поднимает с речных отмелей тучи песчаной пыли. У Большого и Малого Калканов, стоящих под небольшим углом друг к другу, ветер встречает препятствие и, ослабев, оставляет песок. Так, за многие тысячелетия, выросла громадная песчаная гора. Бархан не кочует по равнине, несмотря на зыбкость песка и сильные ветры, а остаётся на месте вот уже несколько тысячелетий. Местные жители утверждают, что бархан передвигается по степи, хотя учёными это достоверно не было доказано.

Среди местных старожилов ходит легенда, что под горой покоятся останки Чингисхана, место захоронения которых не установлено до сих пор, и в тёмные степные ночи поёт не песок и не ветер, а души тысяч плакальщиц, оплакивающих былые подвиги могучего повелителя. Другие же верующие казахи утверждают, что под холмом спрятался от господнего гнева сам Шайтан. Спрятаться смог, а выбраться не может. Поэтому и воет каждую ночь, злобно дёргая своим хвостом. И действительно, южная сторона холма более пологая и похожая на хвост. Эта сторона может изменять своё положение в зависимости от того, какое направление имеет ветер.

Есть другая версия легенды, будто в древние времена путешествовал по миру Шайтан (то есть чёрт). Подсматривал за людьми, строил козни, успевал везде и не пропускал ничего. Однажды прогневался на него Всевышний и лишил возможности молниеносно передвигаться с одного места в другое. Тогда Шайтану пришлось пешком добираться до своего дома — а дом стоял на вершине горы. Долго Шайтан шёл по степи, пробирался по извилистым тропам вдоль берегов реки Или, наконец устал и прилёг отдохнуть. Так труден был его путь, и так тяжело было бремя свершённых им деяний, что Шайтан уснул крепким сном. И спит он до сих пор, обратившись одиноким барханом, и ничто и никто не могут его разбудить — ни палящее солнце, ни дожди, ни грозы, ни ветры. Только иногда одинокий стон вырывается из его груди, когда кто-то пытается потревожить навсегда уснувшего Шайтана.

Местные жители утверждают, что во время землетрясений и пыльных песчаных бурь необычные звуки Поющей Горы усиливаются и очень хорошо слышны за многие километры. Некоторые специалисты объясняют появление грандиозного звука перепадом атмосферного давления, которое может создаваться в узком тоннеле горного ущелья.

Все склоны горы обросли саксаулом, но кроме него здесь никто и ничто не живёт. Жара в +50°C градусов создаёт невыносимые условия для жизни. Если рискнуть и пройти по верхнему гребню бархана, то можно услышать его знаменитое песнопение. Кроме того, с вершины бархана открывается великолепный вид. На юге видна тонкая полоса реки Или, фиолетовые горы Сюгаты и Богуты, за которыми выглядывают белыми вершинами хребты Кетменя. С запада горизонт закрывает обрывистая сторона Большого Калкана, с востока — Малого. А на севере за ним видна сиренево-голубая гряда отрогов Джунгарского Алатау, горы Чулак, Матай и Алтын-Емель. У их подножия раскинулась подгорная долина, изрезанная тонкими полосками сухих русел дождевых потоков. Юго-западный склон бархана гладкий, тогда как противоположный на северо-востоке имеет несколько гребней с пологими скатами Или, а если повезёт, можно увидеть даже стада куланов или сайгаков.

Склоны бархана очень круты и подниматься на них тяжело. Основание горы покоится на больших песчаных буграх, между которыми располагаются глубокие воронки выдувов. Дно воронок покрыто густо мелким красноватым гравием. Сюда его занесло ураганными ветрами. Чем дальше от бархана и ближе к горам, тем гравий крупнее и тяжелее.

У бархана резко выраженный гребень с несколькими выдающимися вершинами. Песок его чист и однороден. Над гребнем бархана вихри песка, поднятые ветром, похожи на солнечные протуберанцы. Песок мчится с западного склона и пересыпается на восточный при этом он очищается от пыли. Вот почему он изумительно чист и однороден. В этом, быть может, таится одна из причин звучания песка.

Несмотря на то, что эта Поющая Гора состоит из песка, её северные склоны так спрессованы ветром, что нога путешественника не оставляет здесь ни одного следа. В ветреную погоду, когда мелкие песчинки начинают осыпаться по южному склону горы, с её недр доносится чуть слышный звук. Он быстро нарастает, подобно тому, как нарастает голос певца, и достигает такой силы звучания, что порой за много километров на Или, некоторые выходят встречать судно, принимая этот звук за гудок парохода.

Официально причиной звучания песка является трение песчинок при его движении (ветер, хождение по нему и т. п.). В 1962 году ленинградский физик В. Арабаджи провёл ряд наблюдений. Чем больше движущаяся масса песка, тем выразительнее звук — от слабого писка до мелодии органа и даже грохота. В сухую погоду пески издают звук, похожий на мелодию органа. Свои «концерты» Поющая Гора даёт почти всё время, начиная со второй половины дня. Мелодичные звуки, которые возникают в её недрах, временами напоминают какую-то фантастическую кантату в выполнении большого тысячеголосого хора, а временами – целого оркестра скрипок или флейт.

В дождливую погоду, когда увлажнённый песок теряет свойство свободно передвигаться по склону, Поющая Гора обычно молчит, но если спускаться по её южному склону, она будто вздыхает.

Если вы хотите услышать феноменальное звучание бархана, спускайтесь с гребня бархана сидя, отталкивайтесь руками и скользите вниз.

В наше время Поющая Гора и прилегающая к ней территория, составляющая примерно 17 000 гектаров имеет статус Государственного заповедника республики Казахстан. Сам бархан вошёл в shortlist Семи новых чудес природы.

Поющий песчаный бархан, ослепляющий своим оранжевым цветом окружающие его с двух сторон горные хребты Малого и Большого Калкана, ещё долго будет будоражить человечество своей красотой и уникальным природным явлением, которое ещё не разгадано учёными и исследователями, занимающимися необычными природными объектами.

В ноябре1982 года Л. Филимонов путешествовал по Казахстану и специально посетил Поющую Гору с тем, чтобы услышать её пение. Вот его рассказ, который был опубликован в журнале «Вокруг света».

 

Поющий бархан

 

После многих часов пути через жаркую степь и пустынное бездорожье перед нами выросли отроги Джунгарского Алатау — Большой и Малый Калкан. Зубчатый гребень Большого Калкана пилил безоблачное, уже по-вечернему сиреневое небо. Малый Калкан затянуло дымкой… На его фоне явственно проступил полуовальный силуэт — будто в полумрак глубокой тени, резко отброшенной горами на пустыню, вплыл и улёгся отдыхать огромный кит. Это был знаменитый Поющий бархан. Сумерки сгущались. Еле заметная на каменистой почве колея свернула вправо, уходя от берега Или, и повела куда-то в глубь пустыни. Вдали маячил желтоватый огонёк...

— Кордон Кудинова,— заметил мой спутник, энтомолог Виктор Анциферов.

Огонёк оказался окошком, освещённым керосиновой лампой. Мы приехали на один из егерских участков Алма-Атинского государственного заповедника.

Егерь Кудинов был в отъезде. Встретила нас его жена Галина Фёдоровна и сразу усадила ужинать. Усталость валила с ног. Однако ночь не принесла облегчения. Давила густая духота, одолевали комары — поблизости протекала река в сырых, густо заросших берегах. Всю ночь мы провели на улице, обороняясь сигаретным дымом. Галина Фёдоровна, человек привычный, не ложилась спать лишь из вежливости, сидела с нами на крыльце и рассказывала о Поющем бархане. Я спросил:

— Он что, действительно поёт?
— Кто говорит — поёт, кому слышится, что плачет,— сказала она. — Местный старик один рассказывал, что в эту гору аллах когда-то засадил шайтана, ну тот и воет, просится на волю. А, по-моему, он гудит. Иной раз очень громко, прямо как пароход. У нас даже стёкла дрожат... Но обычно потише, вроде как самолёт на большой высоте. И чаще по ночам.
— Ночью слышимость лучше,— заметил Виктор.— Холодильника, например, днём не слышно, а ночью гудит.
— Может, и так,— кивнула женщина. — Мы по нему погоду узнаём. Когда «верховка» дует, он молчит. Загудел — значит, ветер меняется. А к дождю звук прерывистый, будто бормочет что, как старый дед.

Перед рассветом комары угомонились. Воздух посвежел. Галина Фёдоровна постелила нам в сенях, но сон не шёл. Я лежал с открытыми глазами, чутко прислушиваясь к тишине. Очень хотелось услышать голос Поющего бархана — ведь ради этого и ехали.

Время от времени я принимал за голос песков рокот идущей по реке моторки или жужжание заплутавшейся в потёмках мухи. Но вдруг бархан, мне показалось, загудел именно так, как должен был гудеть, собственным, непохожим на другие звуки голосом. Я вышел на крыльцо. За рекой в чуть побледневшем мраке плыли, покачиваясь, сдвоенные огоньки, и оттуда доносился приглушённый гул моторов. Всё сразу стало на свои места: была в разгаре страда, и не бархан гудел в ночи, а бессонные работяги-грузовики.

Никто не знает, сколько лет трудился ветер, чтобы принести и уложить сотни тысяч, а может быть, и миллионы тонн песка в этот бархан в полтораста метров высотой.

Говорят, что песок с речных отмелей... Но для этого нужен был ветер, дувший столетиями по строго заданному азимуту. Он прилетал из-за Или, свистел украденными у реки песчинками, бился с размаху о горный щит, терял разбег и умирал, роняя ношу к подножию Малого Калкана. Так, песчинка к песчинке, и вырос Поющий бархан. Он и сейчас продолжает расти. И может быть, когда-нибудь перешагнёт Малый Калкан и похоронит под собой горную гряду. Песка на отмелях Или ещё достаточно, и ветер дует в том же направлении, что и столетия назад.

«Месторождения» поющего песка встречаются хоть и нечасто, но почти на каждом континенте — на земном шаре их насчитывается более ста.

В нашей стране пески поют на Рижском взморье, на побережье озера Байкал, на берегах Оки, Днепра, Вилюя, Лены, на Кольском полуострове, в пустыне Каракумы. Однако самый громкий голос — среди голосов наших песков — у бархана в Алма-Атинском заповеднике на берегу реки Или.

Почему поёт песок? Над этим вопросом не первый год ломают головы учёные. И у подножия Поющего бархана не раз белели экспедиционные палатки — приезжали исследователи из Алма-Аты, прилетали московские физики. Сотни магнитофонных записей были сделаны здесь и проанализированы в лабораториях с помощью современной акустической аппаратуры. Но однозначного исчерпывающего ответа нет по сей день. Есть только новые вопросы и лишь в какой-то степени правдоподобные предположения.

Что порождает звук, слышный порой на расстоянии десятка километров? Песчинки, трущиеся друг о друга при движении с огромной скоростью? Или звучит сам воздух, вибрируя между летящими песчинками? Что обусловливает силу звука, его тональность: скорость движения песчинок, резонанс или же свойства подстилающей поверхности?

О важной роли подстилающей поверхности сообщил в своё время немецкий ученый Миллер, изучавший поющие оолитовые пески на острове Эйг у восточного побережья Шотландии: «Я и мои спутники долго шагали по этому песку, и он звучал под ногами каждого из нас. Это была своего рода музыка... Местами встречался под сыпучим песком сырой пласт оолита. В этих местах звуки становились всего сильнее и легче всего производились ногою».

Советские учёные предположили, что под сухим подвижным слоем внутри бархана образовалась за столетия монолитная конструкция из сырого, плотно спрессованного песка. Её поверхность, так же как и внешняя, покрыта гофрами барханной ряби, но не текучими, а жёстко зафиксированными. Сухой песок, гонимый ветром, скользит по плоскости, похожей на огромную стиральную доску. Ребра и впадины «доски» придают движению песчинок волнообразный, колебательный характер. А колебания, как известно, источник звука.

Эта гипотеза довольно убедительно подкреплена математическими выкладками. Но, к сожалению, не объясняет странного факта, подмеченного многими местными жителями,— песок Поющего бархана звучит не только на «свободе». Он продолжает петь в стеклянной банке и даже в матерчатом мешке, если его слегка потряхивать. О подстилающей поверхности тут говорить, конечно, не приходится...

Ясно, во всяком случае, одно: бархан поёт только тогда, когда природа создаёт необходимый комплекс метеоусловий — определённое сочетание температуры воздуха и влажности песка, направления и силы ветра.

Ветер, возможно, и не главная, но обязательная составляющая этого метеокомплекса. Ибо поют лишь движущиеся пески. Ветер метёт песчаную позёмку, гонит сыпучую лавину вверх по склону, бархан курится жёлтым дымом — и поёт. Или гудит. Или рычит. Кому как слышится.
...А нынче ночью ветра не было.

Солнце взошло, и «кит», вынырнув из тьмы, снова поплыл на фоне Малого Калкана...
Я знал: многим из тех, кто видел бархан, он казался серым, кому-то коричневым, а кому-то розовым... А для меня он был просто жёлтым. Как и положено песчаному бархану.

В здешнем пейзаже жёлтый цвет был откровенно чужеродным. На, буром фоне каменистых гор, в чёрной пустыне, в соседстве с зеленью прибрежных зарослей Или бархан смотрелся как искусственная насыпь — будто привезли сюда песок и высыпали гигантской кучей. В этих местах бархану быть не полагалось, его присутствие противоречило привычным представлениям о ландшафтах природных зон. И, тем не менее, он возвышался перед нами во всей своей обыденной реальности, притягивая неуместным цветом и интригуя молчаливостью.

Мы не могли уехать, не попытавшись услышать пение песков.
— Поезжайте на машине,— сказала Галина Фёдоровна. — Это ведь только кажется, что до него рукой подать.

«Уазик» долго хрустел колёсами по гравию. А жёлтый «кит» всё плыл и плыл навстречу... Потом в один неуловимый миг вырос и сразу стал горой, закрывшей половину неба.

Подъём нам дался нелегко. Сухой песок тёк под ногами, лишал опоры. Солнце, несмотря на ранний час, сильно припекало. Но ветра не было...
Бархан молчал.
«Разговорить» бархан не удалось. Песок лишь поскрипывал под нашими ногами, слабо шуршал, когда мы силились спустить его лавиной, но не гудел, не пел и не визжал.

Мы уходили, унося в душе чуть ли не детскую обиду. Единственное, что утешало,— надёжность охраны работниками заповедника этого уникума природы. Значит, голос Поющего бархана ещё не раз услышат люди, услышат учёные и когда-нибудь откроют, наконец, его загадку.

При составлении статьи использованы публикации:
1. "Поющая Гора в Казахстане" (материал сайта UniverseTime)
2. "Поющая Гора в Казахстане" (автор Турист-теоретик)
3. "Поющая Гора в Казахстане" (материал сайта World and Travel.ru)
4. "Поющий бархан в Алтын-Емель, Казахстан" (автор yerzhan_1989)
5. "Поющий бархан" (автор Л. Филимонов)
6. "Поющий бархан" (материал Википедии)
7. "Национальный парк Алтын-Емель" (материал сайта Tengry.net)

Посмотрите интересную программу 
о Поющей Горе из цикла "Тайные знаки":


© СВОБОДА ПУТЕШЕСТВИЙ